Preview

Трансляционная медицина

Расширенный поиск

Вегетотропный и эмоционально-поведенческий эффекты моксонидина у нормотензивных крыс

https://doi.org/10.18705/2311-4495-2020-7-2-65-72

Полный текст:

Аннотация

Цель настоящей работы заключалась в изучении вегетотропного и эмоционально-поведенческого эффектов агониста имидазолиновых рецепторов моксонидина. Материалы и методы. На бодрствующих самцах линии Wistar исследовалось действие моксонидина в различных дозах (без и с предварительным введением преимущественного блокатора имидазолиновых рецепторов эфароксана) на параметры гемодинамики, показатели вариабельности сердечного ритма (ВСР), сердечно-сосудистый ответ на стресс и на поведение в тесте «открытое поле». Результаты. Показано, что моксонидин в исследуемых дозах не оказывает существенного влияния на параметры гемодинамики, компоненты спектра ВСР и локомоторную активность животных, однако уменьшает тахикардическую реакцию на звонок. Последний эффект моксонидина снимается предварительным введением эфароксана. Заключение. Основываясь на результатах проведенного исследования и литературных данных, можно предположить, что в уменьшение сердечно-сосудистого ответа на стресс и в седативное действие препаратов группы «имидазолины» вовлечены разные типы рецепторов. В первом случае эффект обусловлен активацией I1-рецепторов, во втором — α2-адренергических рецепторов. Также результаты проведенных экспериментов позволяют сделать заключение, что у нормотензивных крыс функциональная активность имидазолиновых рецепторов снижена по сравнению с гипертензивными крысами. Возможно, этим обстоятельством и объясняется низкая эффективность моксонидина у крыс линии Wistar.

Об авторах

В. А. Цырлин
Федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный медицинский исследовательский центр имени В. А. Алмазова» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Цырлин Виталий Александрович, д.м.н., главный научный сотрудник отдела экспериментальной физиологии и фармакологии

Санкт-Петербург



М. Г. Плисс
Федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный медицинский исследовательский центр имени В. А. Алмазова» Министерства здравоохранения Российской Федерации; Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И. П. Павлова» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Плисс Михаил Гениевич, к.м.н., заведующий отделом экспериментальной физиологии и фармакологии ФГБУ «НМИЦ им. В. А. Алмазова» Минздрава России; заведующий лабораторией биофизики кровообращения ФГБОУ ВО ПСПбГМУ им. И. П. Павлова Минздрава России

Санкт-Петербург



Н. В. Кузьменко
Федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный медицинский исследовательский центр имени В. А. Алмазова» Министерства здравоохранения Российской Федерации; Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И. П. Павлова» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Кузьменко Наталия Владимировна, к.б.н., старший научный сотрудник отдела экспериментальной физиологии и фармакологии ФГБУ «НМИЦ им. В. А. Алмазова» Минздрава России; старший научный сотрудник лаборатории биофизики кровообращения ФГБОУ ВО ПСПбГМУ им. И. П. Павлова Минздрава России

ул. Пархоменко, д. 15, лит. Б, Санкт-Петербург, 194156



Список литературы

1. Цырлин В.А., Кузьменко Н.В., Плисс М.Г. Адренергические и имидазолиновые механизмы центральной регуляции кровообращения у крыс разных линий. Российский физиологический журнал им. И. М. Сеченова. 2016; 102(4): 442–453.

2. Bousquet P, Feldman J, Bloch R, et al. The nucleus reticularis lateralis: a region highly sensitive to clonidine. Eur J Pharmacol. 1981; 69(3): 389–392.

3. Bousquet P, Feldman J, Schwartz J. Central cardiovascular effects of alfa adrenergic drugs: differences between catecholamines and imidazolines. J Pharmacol Exp Ther. 1984; 230(1): 232–236.

4. Bousquet P, Feldman J, Tibirica E, et al. From alpha 2-adrenergic to endazoline receptors. Arch Mal Coeur Vaisss. 1989; 82(5): 11–14.

5. Bousquet P, Feldman J, Tibirica E, et al. New concepts on the central regulation of blood pressure. Alpha 2-adrenoceptors and «imidazoline receptors». Am J Med. 1989; 87(3C): 10S–13S.

6. Ernsberger P, Damon TH, Graff LM, et al. Moxonidine, a centrally acting antihypertensive agent, is a selective ligand for I1-imidazoline sites. J Pharmacol Exp Ther. 1993;264(1) :172–182.

7. Chan CK, Head GA. Relative importance of central imidazoline receptors for the antihypertensive effects of moxonidine and rilmenidine. J. Hypertens. 1996; 14(7): 855–864.

8. Godwin SJ, Tortelli CF, Parkin ML, et al. Comparison of the baroreceptor-heart rare reflex effects of moxonidine, rilmenidine and clonidine in conscious rabbits. J Auton Nerv Syst. 1998; 72 (2–3):195–204.

9. Khokhlova ON, Murashev AN, Medvedev OS. Role of the rostroventrolateral medulla in moxonidineinduced changes in cardiochronotropic regulation. Bull Exp Biol Med. 2001; 132(5): 1073–1075.

10. Khokhlova ON, Murashev AN, Lavrova LN, et al. Effects of chronic administration of moxonidine in hypertensive rats SHR-SP. Eksp Klin Farmakol. 2000; 63(5): 21–23.

11. Feldman J, Greney H, Monassier L, et al. Does a second generation of centrally acting antihypertensive drugs really exist? J Auton Nerv Syst. 1998; 72(2–3): 94–97.

12. Cervo L, Samanin R. Clonidine causes antidepressant-like effects in rats by activating alpha 2-adrenoceptors outside the locus coeruleus. Eur J Pharmacol. 1991;193(3):309–313.

13. Heart rate variability: standards of measurement, physiological interpretation, and clinical use. Task Force of the European Society of Cardiology and the North American Society of Pacing and Electrophysiology. Circulation. 1996; 93(5): 1043–1065.

14. Ilik MK, Kocaogullar Y, Koc O, et al. Beneficial effects of moxonidine on cerebral vasospasm after experimental subarachnoid hemorrhage. Turk Neurosurg. 2014;24(6):873–879.

15. Ma X-J, Shen F-M, Liu A-J et al. Clonidine, moxonidine, folic acid, and mecobalamin improve baroreflex function in stroke-prone, spontaneously hypertensive rats. Acta Pharmacol Sin. 2007; 28(10):1550–1558.

16. Menaouar A, El-Ayoubi R, Jankowski M, et al. Chronic imidazoline receptor activation in spontaneously hypertensive rats. Am J Hypertens. 2002; 15(9):803–808.

17. Szabo B, Fritz T, Wedzony K. Effects of imidazoline antihypertensive drugs on sympathetic tone and noradrenaline release in the prefrontal cortex. Br J Pharmacol. 2001; 134(2):295–304.

18. Turcani M. Biphasic dose-dependent modulation of cardiac parasympathetic activity by moxonidine, an imidazoline I1-receptor agonist. J Cardiovasc Pharmacol. 2008; 52(6):524–535.

19. Kaya D, Barutcu I, Esen AM, et al. Acute effects of moxonidine on cardiac autonomic modulation. Pacing Clin Electrophysiol. 2010; 33(8):929–933.

20. De Vito G, Galloway SDR, Nimmo MA, et al. Effects of central sympathetic inhibition on heart rate variability during steady-state exercise in healthy humans. Clin Physiol Funct Imaging. 2002; 22(1):32–38.

21. Onrat E, Kaya D, Kerpeten K, et al. The effects of rilmenidine on cardiac autonomic function in healthy volunteers. Rev Esp Cardiol. 2004; 57(8):745–750.

22. Шаваров А.А, Кашерининов Ю.Р., Мамонтов О.В., и др. Динамика чувствительности кардиопульмонального барорефлекса и вариабельности сердечного ритма у лиц с гипертонической болезнью в ходе острых лекарственных тестов: сравнение рилменидина и атенолола. Артериальная гипертензия. 2002; 8(4): 136–140.

23. Никитина Н. Н., Автандилов А. Г., Петросян К. Р., и др. Артериальная гипертензия у молодых: эффективность симпатолитической терапии. Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2007; 3 (2): 43–47.

24. Tank J, Diedrich A, Szczech E, et al. Alpha-2 adrenergic transmission and human baroreflex regulation. Hypertension. 2004; 43(5):1035–1041.

25. Furlan R, Ardizzone S, Palazzolo L, et al Sympathetic overactivity in active ulcerative colitis: effects of clonidine. Am J Physiol Regul Integr Comp Physiol. 2006; 290(1):R224–232.

26. Tank J, Jordan J, Diedrich A, et al. Clonidine improves spontaneous baroreflex sensitivity in conscious mice through parasympathetic activation. Hypertension. 2004; 43(5):1042–1047.

27. Wu Z, Wang T, Li L, et al. Activation and blockade of α2 -adrenoceptors in the prelimbic cortex regulate anxietylike behaviors in hemiparkinsonian rats. Biochem Biophys Res Commun. 2019; 519(4):697–704.

28. Wrenn CC, Heitzer AM, Roth AK, et al. Effects of clonidine and methylphenidate on motor activity in Fmr1 knockout mice. Neurosci Lett. 2015; 585:109–113.

29. De Angelis L. Multiple administration of carbamazepine, typical and atypical antidepressant drugs on clonidine-induced hypoactivity in mice. In Vivo. 1991; 5(4):393–396.

30. Mogilnicka E. Are beta- and alpha 2-adrenoceptors co-regulated during their stimulation? Behavioral studies. Pol J Pharmacol Pharm. 1986; 38(5–6):521–528.


Для цитирования:


Цырлин В.А., Плисс М.Г., Кузьменко Н.В. Вегетотропный и эмоционально-поведенческий эффекты моксонидина у нормотензивных крыс. Трансляционная медицина. 2020;7(2):65-72. https://doi.org/10.18705/2311-4495-2020-7-2-65-72

For citation:


Tsyrlin V.A., Pliss M.G., Kuzmenko N.V. Vegetotropic and emotional-behavioral effects of moxonidine in normotensive rats. Translational Medicine. 2020;7(2):65-72. (In Russ.) https://doi.org/10.18705/2311-4495-2020-7-2-65-72

Просмотров: 154


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2311-4495 (Print)
ISSN 2410-5155 (Online)